Городской адвокатский центр
г.Краснодар
Юридические услуги в Краснодаре
Записаться на бесплатную консультацию сейчас
Работать честно — выгодно!
Беремся за самые сложные дела
Работать честно — выгодно!
Все переговоры с участниками процесса мы берем на себя
previous arrow
next arrow
Slider

6 Июнь 2017

Комментарии:

Off
 Июнь 6, 2017
 Off
Категория: Новости - Москва

Приговором суда от 20— года, Х признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных:
по эпизодам в отношении Y, по п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ (в редакции Федерального закона 63-ФЗ от 13 июня 1996 года), по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона 63-ФЗ от 13 июня 1996 года);
по эпизодам в отношении Z, по п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ (в редакции Федерального закона №63-ФЗ от 13 июня 1996 года), по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона №73-ФЗ от 21 июля 2004 года);
по эпизодам в отношении L, по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (в редакции Федерального закона №377-ФЗ от 27 декабря 2009 года), по ч. 3 ст. 30 – п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ (в редакции Федерального закона №377-ФЗ от 27 декабря 2009 года),…

С данным приговором сторона защиты не согласна, считает его незаконным и необоснованным, так как выводы суда, изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела – выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; в приговоре и в материалах дела имеются противоречивые доказательства, однако судом не указано, по каким основаниям им приняты одни из этих доказательств и отвергнуты другие. Также, нарушено уголовно-процессуальное законодательство, не правильно применен уголовный закон, приговор несправедлив.

По эпизоду в отношении Y:
По мнению защиты, судом не обоснованно в качестве доказательства виновности Х признанны его признательные показания, данные им сразу после его задержания. В последствии, Х от данных показаний отказался, пояснив при этом, при каких обстоятельствах эти показания были им даны.

Также, в качестве доказательства вины Х, судом признано заключение молекулярно-гинетической экспертизы №— от — г. Сторона защиты не со-гласна с данным выводом суда. Неоднократно в ходе судебного разбирательства дела, сторона защиты заявила ходатайства о признании данного доказательства недопустимым, по следующим основаниям:

— для производства вышеуказанной экспертизы использовались, в том числе, образцы крови и слюны Х, г.р. и Х2.
Защита считает, что образцы, использованные при производстве экс-пертизы – для этого не могли быть использованы, так как данная экспертиза, согласна дате и времени, указанном в этой экспертизе, начата в 43числа—года в молекулярно-генетическом отделении ГБУЗ —ской области Бюро СМЭ.
Экспертиза № —, согласно данным, содержащимся в этой экспертизе, окончена производством 43числа— года.
Сторона защиты считает невозможным перемещение образцов Х из—града в молекулярно-генетическом отделении ГБУЗ —ской области Бюро СМЭ за половину рабочего дня (расстояние 1700 км), учитывая прохождение через канцелярии экспертного учреждения и Следственный комитет.
Кроме того, в данной экспертизе, в пункте – «для производства экспертизы предоставлены следующие материалы и вещественные доказательства» — указано – «сопроводительное письмо к постановлению и образцам для сравнения от 2 числас.г., 000-0000-00, …». Таким образом, на лицо явное несоответствие между обстоятельствами производства экспертиз 000 и 999/20—, так как в уголовном деле отсутствуют сведения, — каким образом образцы Х, используемые при производстве 000 экспертизы, которая была окончена только лишь 43числа 20— года, уже 34числа 20— года были в распоряжении руководителя отдела по расследованию особо важных дел СУ СК при Прокуратуре РФ по — советника юстиции Б. и были направлены в ГБУЗ —ской области Бюро судебно-медицинской экспертизы. В материалах дела отсутствуют данные, на основании которых можно было бы достоверно определить, когда и от кого руководителем отдела по расследованию особо важных дел СУ СК при Прокуратуре РФ по КО советника юстиции Б. были получены данные образцы для сравнительного исследования, которые были им направлены в ГБУЗ —ской области Бюро судебно-медицинской экспертизы.
Кроме того, в заключении эксперта № 888 были использованы для сравнительного исследования образцы крови и слюны Х, поступившие в упаковке, целостность которой видимых повреждений не имеет. Об этом говорит эксперт, проводивший данную экспертизу. Объект исследования поступил на экспертизу в одном свертке. Сверток опечатан с помощью 2-х скоб из металла серого цвета, фрагментом бумаги белого цвета с текстом «К заключению эксперта № 000 Уголовное дело № 00000/0000 Эксперт-биолог …» и оттиском круглой печати «№00 Бюро СМЭ…»
Следовательно, экспертом при производстве экспертизы № 000 были использованы образцы крови и слюны Х, поступившие напрямую от эксперта, производившего экспертизу № 000, но никак не 999/20—. Однако сведения и данные об этом в материалах дела отсутствуют, что ставит вышеуказанное утверждение под сомнение.

Кроме вышеуказанного, сторона защиты считает, что сами по себе выводы экспертизы 999/20— являются необоснованными, по следующим основаниям:
из таблицы 1 экспертных данных (результаты количественного анализа препаратов ДНК, стр. 4 заключения № 999/20—г) видно, что количество общей геномной ДНК и ДНК Y-хромосомы в препарате ДНК, полученном из фракции сперматозоидов тампона с содержимым полости рта Y, 6.84 и 0.272 нг/мкл соответственно, то есть 24:1. Также указывается, что согласно инструкции к набору для количественного определения ДНК, в смешанных пробах при соотношении мужской ДНК к женской ДНК более чем 1:20, выявление генетических признаков мужчины по системам идентификации, локализованным на неполовых хромосомах (аутосомах), является затруднительным, поскольку преимущественной амплификации и последующему генотипированию будут подвергаться участки ДНК, составляющие генетический материал женщины.
Таким образом, содержание мужской ДНК в данном препарате недостаточно для генотипирования по аутосомным генетическим системам.
На основании данных электрофореграммы (стр. 16, приложение №2 заключения № 999/20— г., тампон с содержимым ротовой полости Y) эксперт делает вывод о наличии наряду с генетическом профилем потерпевшей, дополнительных признаков характерных для генотипа X, Однако на данной фореграмме, кроме генетического профиля самой потерпевшей, не прослеживается никаких дополнительных генетических признаков (см. рис 1).
На основании данных электрофореграммы (стр. 16, приложение №2 заключения № 999/20— г., тампон с содержимым ротовой полостиX) эксперт делает вывод о наличии наряду с генетическом профилем потерпевшей, дополнительных признаков характерных для генотипа X. Однако на данной фореграмме, кроме генетического профиля самой потерпевшей, не прослеживается никаких дополнительных генетических признаков (см. рис).
Как видно, на фореграмме четко представлен один генетический про-филь женской половой принадлежности, который может принадлежать са-мой потерпевшей, так как по всем генотипическим признакам совпадает с генетическим профилем, полученным при генотипировании образца крови Y (приложение №2 заключения эксперта № 999/20— г., стр. 13, фореграмма — образец крови Y). Однако в заключении эксперта не приводится значение вероятности генетической идентичности генотипических характеристик данных объектов, то есть вероятности того, что данные генотипические признаки происходят от одной и той же женщины.
Те дополнительные признаки по пяти генетическим системам, которые как следует из заключения эксперта, могут принадлежать X. (на рис. обозначены красными стрелками и в табл. 3 заключения №999/20— г., стр. 8 обозначены розовым цветом) не могут быть расценены как генотипические признаки ни как X., ни какого-либо другого лица, поскольку на фореграмме отсутствует полезный сигнал по данным генетическим системам, в томчисле и по локусу амелогенина (аллель Y).
Таким образом, по данным генотипирования аутосомной ДНК, можно доказательно высказаться только о принадлежности генотипических характеристик самой потерпевшей – Y, поскольку только ее генетический профиль выявляется на представленной фореграмме.

Результаты генетического анализа по локусам Y-хромосомы, показывают сходство генотипических признаков (гаплотипов) Y-хромосомы, в препаратах ДНК полученных из образцов крови X., X2. и следов спермы, обнаруженной в тампоне с содержимым ротовой полости Y. Поскольку Y-хромосома передается только по отцовской линии то, данные генотипические признаки (гаплотипы) могут принадлежать любому родственнику мужского пола по отцовской линии X — отцу, деду, родным братьям, дядям (братьям отца), племянникам (сыновьям братьев отца), двоюродным, троюродным и т.д. братьям по отцовской линии (в пределах минимум 12 поколений). Кроме того, сданным гаплотипом в популяции могут встретиться лица, не имеющие кровного родства с X. Поэтому делать вывод о принадлежности спермы, обнаруженной в тампоне с содержимым ротовой полости Y., X илиX2, какому-либо другому конкретному лицу, основываясь лишь на данных генетического анализа локусов Y-хромосомы, — необоснованно.
Обязательным является типирование образцов ДНК по аутосомным маркерам. Как видно из заключения эксперта №999/20— г. экспертом была предпринята попытка установить генетический профиль следов спермы, обнаруженной в тампоне с содержимым ротовой полости Y с использованием аутосомных генетических систем. Однако, как видно на представленной фореграмме (приложение №2 заключения эксперта № 999/20— г., стр. 16), аутосомный генетический профиль мужской половой принадлежности в ходе данного генотипирования не установлен. Соответственно, сделать вывод о принадлежности следов спермы, обнаруженной в тампоне с содержимым ротовой полости Y какому-либо конкретному лицу или лицам, в данном случае не представляется возможным.
Для доказательного вывода о принадлежности генотипических характеристик биологических следов какому-либо конкретному лицу необходимо выявление полного генотипа, по ряду аутосомных молекулярно-генетических систем, с обязательным расчетом вероятности генетической идентичности генотипических характеристик объектов сравнения.
В заключении эксперта № /20— (стр.9) говорится: «Для расчета вероятности генетической идентичности использованы консервативные значения аллельных частот исследованных локусов для европеоидного населения, приведенные к руководству к набору для исследований». Однако непонятно — по какой генетической системе произведен расчет вероятности генетической идентичности, для каких объектов и почему не приводится значение данной вероятности. Если имеется в виду, что расчет вероятности произведен на основании данных о распространении аллельных частот аутосомных генетических систем и для препратов ДНК, полученных из следов спермы, обнаруженной в тампоне с содержимым ротовой полости Y и образца крови X, то по каким именно системам производился данный расчет, если при типировании препрата ДНК, полученного из следов спермы на тампоне с содержимым ротовой полости Y не установлено ни оного полного генотипа, ни по одному из аутосомных локусов, по которым можно было доказательно высказаться об их принадлежности X/
В выводах (стр. 10 заключения эксперта № 999/20— г.) говорится: «Таким образом, по результатам всего комплекса исследований, вероятность того, что следы спермы в материале тампона с содержимым ротовой полости Y происходят от X, составляет 99,999%». Но не указано, какого именно комплекса исследований.Если имеется в виду комплекс исследований по данным двум генетических систем (аутосомной и Y-хромосомной), то почему не приводятся значения вероятностей, полученные для каждой системы в отдельности.
Кроме того, рассчитать вероятность генетической идентификации по аутосомным маркерам для препаратов ДНК, полученных из следов спермы на тампоне с содержимым ротовой полости Y и образца крови Xне представляется возможным, так как при типировании препрата ДНК, полученного из следов спермы на тампоне с содержимым ротовой полости Y не установлено ни оного полного генотипа, ни по одному из аутосомных локусов, по которым можно было доказательно высказаться об их принадлежности X
Таким образом, выводы эксперта в заключении эксперта № 999/20— г о вероятности того, что следы спермы в материале тампона с содержимым ротовой полости Y. происходят от X, составляет 99,999%» являются необоснованными.
Сторона защиты считает, что судом необоснованно было отказано в ходатайстве о допросе в качестве эксперта , так как сторона защиты была лишена возможности задать вопросы эксперту по экспертизе, а также по её оформлению, так как не все листы данной экспертизы были подписаны экспертом и заверена печатью экспертного учреждения.

Кроме того, сторона защиты считает, что X, дав признательные показания, оговорил себя, так как данные им признательные показания противоречат фактическим обстоятельствам, установленным в ходе предварительного и судебного следствия.
Так, в признательных показанияхX утверждал, что Y была одета, якобы, в темную шапку и темную куртку; при преступных действиях в отношении нее она не кричала; совершить с нею половой акт он не смог, в связи с отсутствием у него эрекции.
При проверки его показаний на месте X подтвердил ранее данные при-знательные показания и показал на месте как им было совершено преступление.
В отличие от его показаний, фактически, им неправильно было дано описание одежды Y, как и того обстоятельства, что она не кричала в того время, когда он совершал в отношении нее преступные действия. Свидетель показала, что тоглда, примерно в 35 часов, возможно немного позже она слышала детский крик, продолжавшийся в течение двух минут.
В ходе осмотра места происшествия не была обнаружена часть одежды Y, которая была обнаружена 1, утопленной в ручье. Данное существенное обстоятельство противоречит показаниям X. О данном обстоятельстве Xни разу не пояснял.
Кроме того, согласно заключению эксперта (экспертиза трупа) №888 у Y обнаружены многочисленные телесные повреждения, что противоречит «признательным» показаниям X о том, чтоY не сопротивлялась и, следовательно, телесные повреждения он ей не наносил.
На основании изложенного сторона защиты считает, что вина X в совершении преступлений в отношении Y не доказана.

По эпизоду в отношении Z

Судом, в основу обвинительного приговора, положенытолько его собственные показания, данные в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании в связи с наличием существенных противоречий. Сторона защиты считает, что данные «признательные» показания существенно противоречат фактическим обстоятельствам дела. Так, согласно его показаниям, Z сопротивление ему не оказывала, телесные повреждения он ей не наносил. Вместе с тем, согласно заключению эксперта №777 у Z обнаружены множественные телесные повреждения в области головы, шеи, в области лобка и половых органов, в области нижних конечностей и в области верхних конечностей. Наличие данных повреждений свидетельствует о том, что Z преступнику активно (можно даже сказать — ЯРОСТНО) сопротивлялась, и ее воля подавлялась нанесением ей телесных повреждений.
Существенные различия между телесными повреждениями в области половых органов и другими участками тела у Y и Z свидетельствуют о различном «почерке» действий преступника.
Между тем, X, давая «признательные» показания об объективной стороне якобы совершенных им преступлений в отношении Y и Z рассказывает об одних и тех же объективных действиях. Логично полагать, что если бы X в отношении обеих потерпевших были предприняты аналогичные действия, то и телесные повреждения обеих потерпевших носили схожий характер, что в действительности отсутствует.
Пленум ВС РФ от 29.04.1996 г «О судебном приговоре» указывает, что в соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.
Таким образом, кроме «признательных» показаний X, противоречащих фактическим обстоятельствам дела, других доказательств, подтверждающих его вину в совершении преступлений в отношении Y и Z, в суде исследовано не было.
Сторона защиты считает, что расхождения в показаниях X при описании цвета одежды, в которую была одета Z, являются существенными, так как даже с учетом темного времени суток невозможно неправильно определить темный и белый цвет шапки, и темный и ярко-красный цвет куртки. Вместе с тем, выводы суда о несущественности данных противоречий ничем ни на чем не основываются. В материалах дела отсутствует протокол следственного эксперимента по установлению возможности определения цвета одежды в определенное время суток.
На основании изложенного, сторона защиты считает, что вина X в совершении преступлений в отношении Z не доказана.

Допрошенная в судебном заседании L не смогла пояснить суду конкретные обстоятельства о совершенных в отношении нее преступных действиях. Так же L, на вопрос стороны защиты показала, что в процессе производства следственного действия – опознания — она дважды входила в кабинет следователя.
Кроме того, допрошенный в ходе судебного следствия свидетель показал, что он встретился с X в городе около 17 часов 30 минут. Около 19 часов X пошел в сторону пирса и вернулся в лагерь около 00 часов, ответив на его расспросы, что его задержали сотрудники/
Данные существенные обстоятельства противоречат показаниям L, которая показала, что нападение на нее было совершено около 18 часов,что устранено не было, как и не было проверено и не подтверждено либо опровергнуто то обстоятельство, что X во время совершения преступления находился в отделении полиции города

P.S. Защита просила приговор в отношении X по п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ; по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ; по п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ; по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ; по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ – отменить и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства.

ПОЗВОНИТЕ МНЕ
+
Жду звонка!
Позвонить
Адрес